Павел Бабутин: «О положении дел в государстве, судят по положению дел в коневодстве»

Эксперт Украинской Ассоциации Игровой Индустрии по направлению «Конный тотализатор» Павел Бабутин рассказал о лучших примерах развития конной индустрии в мире. Также в своем интервью Павел Аркадьевич, как один из лучших профессионалов конного спорта СССР и Украины, потомственный наездник, директор Киевского ипподрома 1989-1999 гг., президент международной ассоциации «Беговое сообщество», поделился своим видением о развитии национального конного тотализатора, в случае легализации игорного бизнеса в Украине.

- В Париже 8 ипподромов, во всей Франции более 200, а это 400 тысяч рабочих мест, это индустрия. Павел Аркадьевич, расскажите, как сейчас обстоит ситуация в Украине с ипподромами и развитием коневодства?

- Очень плохо. После заявления Президента о том, что все государственные конные заводы нужно продать, выяснилось, что под этими заводами находится 60 тысяч гектаров земли (поскольку еще с советских времен конные заводы были достаточно рентабельными предприятиями и было предусмотрено наличие земли для ведения ими хозяйственной деятельности). А сейчас все ранее существующие конные заводы обьединились под эгиду некой управляющей организации – Государственное предприятие «Конярство України». Руководство организации находится в Киеве, а ведь сами конные заводы расположены в регионах. Только в Луганской области раньше находилось 4 таких предприятия.

Хорошо, что под управлением этого предприятия находятся только государственные заводы, частные не попали под их управление. Во всем цивилизованном мире все организовано совершенно по-другому. Раньше у нас было 4 государственных ипподрома – Киевский, Харьковский, Одесский, Львовский. Сейчас ситуация следующая: Львовский ипподром не работает, не знаю приватизировали его или нет, Харьковский ипподром превратился непонятно во что – выставку из него сделали или что-то в этом роде, на Одесском ипподроме проводят бега и скачки, Киевский ипподром работает. Каждое воскресенье в Киеве проводят бега. Но трибуны требуют срочного ремонта. Вроде бы город уже выделил средства для асфальтирования территории и трибун - не знаю, посмотрим.

Киевский ипподром был построен в 1966 году. Через 3 года на нем начали проводить всесоюзные соревнования. Там могло разместиться 30 тыс. человек. В то время, когда я работал директором Киевского ипподрома у нас было свыше 400 лошадей, сейчас осталось около 150-ти. Также было огромное подсобное хозяйство, которое исчезло - его банально продали. Ведь, когда я ушел с должности в 1998 году, после меня сменилось 10 директоров.

Президент всех напугал своим заявлением о продаже заводов. Но, по-моему, как-то это все затихло. Для того чтобы работали ипподромы – нужен призовой фонд. А источником этого фонда может быть конный тотализатор, который существовал в царской России с 1899 года. В советское время полноценное существование ипподромов обеспечивал конный тотализатор, плюс поддержка государства. Например, Московский ипподром за счет тотализатора содержал Большой театр, Малый театр, садики, школьно-экипажную фабрику. Тотализатор приносил огромные доходы. На Московском ипподроме рекламу боялись размещать, потому что трибуны, предназначенные для 14 тыс. человек, могли не выдержать. Зрители хотели приходить, болеть, делать ставки, хорошо проводить время.

У нас в стране, на самом деле, люди очень любят конный спорт. Им приходится делать ставки между собой (как-то договариваться), поскольку тотализатор запрещен, и мне кажется это странным, поскольку государство теряет огромный источник доходов.

- Два года назад, в рамках Петербургского международного экономического форума, произошло знаковое событие для российских ипподромов. ОАО «Российские ипподромы», НП «Содружество рысистого коневодства России», французская рысистая ассоциация Le Trot и французская скаковая ассоциация France Gallop подписали соглашение о развитии национального конного тотализатора и его интеграции с французским тотализатором. Кроме того, подписан базовый протокол между организатором французского тотализатора(компанией PMU) и Ассоциацией конноспортивных тотализаторов России. Какие плоды дало России это 2-летнее сотрудничество?

- На сегодняшний день PMU (дословный перевод – «Пари вне ипподрома») объединили 44 страны в Европе. В России есть не только тотализаторы на ипподроме, но и в центре Москвы существуют 3 кассы для приема ставок. Также, согласно их договору о сотрудничестве, PMU должен открыть кассы для тотализатора на 30 ипподромах РФ. По-моему, на 13 уже открыто. Также огромные финансовые вливания выделены для реставрации российских ипподромов.

В России до 15 конных заводов в Сибири, там проводятся соревнования «Большой сибирский круг». В этом году, например, на Масленицу в Магадане, в Белокурихе (где 4 года назад с помощью PMU сделали европейский ипподром), на соревнованиях присутствовало 40 тыс. зрителей. Это направление развивается в Новосибирске, Красноярске и других городах Российской Федерации. Следует отметить, что предприятие «Газпром» финансово тоже существенно помогает в развитии этой отрасли. Каждый год в Москве проводятся соревнования в честь французской Ассоциации PMU. То есть, смело можно сказать, что сотрудничество Франции с Россией является успешным и обоюдовыгодным.

В 1997 году вместе с французскими представителями PMU в Украине я создал организацию, называлась она РМІ («Розрахунки за межами іподрома»). В тот момент я также являлся директором Киевского ипподрома и генеральным директором «Рысистой Ассоциации Украины» и стал президентом «PMU-Украина». Начиналось все прекрасно. Частные французские инвесторы, для создания представительств PMU, выделили средства четырем странам: Румыния, Украина, Мали, Мозамбик. Румыны деньги украли, а мы начали работу и сотрудничали полтора года. С французскими инвесторами у нас были замечательные отношения, поскольку они видели, что работа ведется отлично. Они решили вложить еще 300 $ тыс. - для развития бизнеса. Мы играли только на французские бега и скачки. Была трансляция через спутник, дважды в неделю во Франции проводились бега, и наши зрители, находясь в Киеве, могли делать ставки на эти бега. Мы печатали специальные програмки – для ознакомления с условиями пари - и люди делали ставки. Через полтора месяца приехал инвестор и сказал, что румыны разворовали бюджет, Мали и Мозамбик дали хорошую прибыль, а нам денег больше не даст, потому что у нас нищая страна. Тогда я решил идти до конца, поработал еще полгода, были очень большие затраты, и мы не выдержали.

- Во Франции компания PMU и ипподромы имеют оборот конного тотализатора 14 млрд евро в год. Государство берет от 10%-12% в год с оборота и деньги поступают прямо в Пенсионный фонд. Россия уже открыла тотализатор в Москве и на всех госипподромах, и подписала договор о сотрудничестве с PMU. Что мешает Украине пойти по пути мирового опыта?

- Помимо всего, PMU содержит сборную Франции по футболу, финансирует знаменитую велогонку Тур де Франс, все конно-спортивные соревнования в Европе. А у нас закон запрещает тотализатор. На данный момент нашим ипподромам пока не нужен PMU. Если мы откроем ипподромы и пойдем по тому, что у нас в заезде будет не меньше 7-8 голов, и будут работать электронные кассы, слежение, фотофиниши, и главное, чтобы люди понимали, что это честно, что игра не на цифру, а на понятие, что можно выбирать лошадь. Но закона до сих пор нет. Где найти таких Ахметовых, Суркисов?

Для настройки процессов необходимо 3-5 лет. Государство не даст денег, у него их нет. Россия нашла спонсора «Газпром». У этой коропорации социальная программа, по которой финансируются футбольные команды, также «Газпром» выделил призовой фонд на Московский ипподром. Пусть не такой большой, как хотелось, но они теперь получают деньги от тотализатора и могут увеличить призовой фонд, и за счет этого существовать и развиваться. Всегда так было. Когда я был директором Киевского ипподрома, то 100 тыс. гривен прибыли в год выходило от тотализатора, и из этого выделялись средства для рекламы - на телевидении, радио, печатные афиши. Но тогда не было никаких касс.

- В своих интервью Вы говорили, что коневладельцам Украины приходится самим содержать ипподромы. Например, на Киевском за аренду денника (10–12 кв. м) они платят 2 тыс. грн (около $68) в месяц. Кроме того, обязаны оплачивать электроэнергию и воду, покупать опилки, корм, выплачивать зарплату работникам, которые ухаживают за лошадьми. Выходит, для них это убыточный бизнес. Что необходимо сделать, чтобы эту ситуацию поняли представители гоструктур, бизнес-элиты, чтобы высторить эффективное взаимодействие, которое может принести взаимовыгоду каждому и способствовать развитию коневодства, ипподромов, конного спорта?

- Нужен призовой фонд. И только он. Раньше Министерство сельского хозяйства Украины выделяло средства конным заводам на рожденного жеребенка, на испытанного жеребенка и на кобыло-матку. Стоимость коне-дня на ипподроме обходилась в 3-4 рубля. Конные заводы из этого оплачивали только 1 рубль, остальное брал себе ипподром, ему для этого давали подсобное хозяйство. Когда министром отрасли был Юрий Мельник, я его просил: дайте 2-3 млн. гривен на призовой фонд для Киевского ипподрома и мы будем прекрасно жить. «Не имею права» - его ответ. Если бы трибуна на ипподроме была в порядке, то ничего не понадобилось просить. Выделите деньги на призовой фонд и что-то получилось бы.

Во время заездов, если 1 балл будет оценен в 100 гривен, то можно посчитать: 200 баллов за один заезд умножить на 100, получается 20 тыс. гривен. Из этого 70% получает коневладелец – это 14 тыс. гривен. За первое место – 7 тыс. гривен. И второе, и третье, и четвертое места также оплачиваются. Исходя из этого, за месяц можно заработать 40-50 тыс. гривен, потратив 20 тысяч. Это с учетом содержания лошади. Поскольку сейчас нет подсобного хозяйства, надо покупать овес, сено, опилки, подковы.

- Как тотализатор после его легализации сможет помочь возрождению украинских ипподромов?

- Очень просто. Если пришло тысячу человек, за день они поиграли на 100 гривен, это 100 тыс. гривен. Ипподром из этого получит 30 тысяч. Это если четыре забега, а если будет восемь? Бега должны быть и в субботу, и в воскресенье. В итоге четыре беговых дня – 120 тыс. грн. в месяц. Это минимально. Допустим ипподром возьмет себе на развитие 30-40 тысяч. Остальное будет отдавать в призовой фонд. И каждый месяц прибавка, а когда пойдет развитие, ипподром получит 300 тыс. гривен, тогда можно о чем-то говорить.

- Как в Украине обстоит ситуация со специалистами конного тотализатора, конной отрасли в целом? И что необходимо сделать, чтобы такие специалисты не канули в Лету с уходом на пенсию? Как и где их взращивать?

- Из специалистов остались: я и Борис Гуляев. Это те, кого PMU обучало. Самое главное обучить 3-4 человека, которые станут вести всё. Кассиров обучить легко, с учетом электроники.

- Что препятствует взращиванию кадров конной ндустрии в Украине?

- В Ровенской области есть Виктория Дмитриевна Марущак – наш бывший зоотехник. Там сделали конный завод и мы обучали наездников. У нее хорошо получалось, но прикрыли. Наездники разъехались в Россию. Сейчас, в основном, девочки идут в наездники – такая тенденция. Приходят только те, кто любит это дело, потому что платят мизерную зарплату - 3200 грн, а в день надо по 6-7 часов работать, объезжать всех лошадей, в любую погоду.

- Назовите несколько позиций, подчеркивающих выгоду от тотализатора для государства?

- Рабочие места. Второе, заработают ипподромы, конные заводы смогут стать рентабельными предприятиями. Третье – привлечение публики, а для этого должно быть сделано всё, не только с трибун смотреть лошадей, а чтобы люди приходили с детьми и им было интересно, нужно придумывать. Есть наработки, которые внедрены в других странах. Ипподром - это театр. И такого не должно быть, что один раз в неделю бега. Помимо всего прочего, лошадь это также мясо, молоко, кумыс, шкура, из которой делают обувь. Для того, чтобы лошадей кормить, нужно выращивать сено, овес, должна быть индустрия. Это всё может объединить Министерство аграрной политики Украины.

Развитие конной индустрии – это гордость нации. Во Франции говорят так: «О положении дел в государстве, судят по положению дел в коневодстве». Если мы так будем судить, тогда будет всё нормально.

 

 

 

12.05.2017